Новости СМИ2

Меню сайту

Форма входу

Статистика


Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Реклама
СТВОРИТИ САЙТ
одесские новости
український інтернет
Головна » Статті » Мои статьи

ИСТОРИК ИЛИ ШПИОН?

История немцев и немецких колоний в Российской империи и СССР неоднократно становилась предметом изучения историков и этнологов – русских, советских и, конечно же, немецких. Значительное количество немецких колоний находились на юге Украины, и естественно, их история привлекала внимание исследователей.

Одним из немецких ученых, работавших над изучением немецкой колонизации юга Украины и Бессарабии, был Георг Ляйббрандт, доктор философии Лейпцигского университета и сотрудник «Дойче Аусланд Институт». Как свидетельствуют документы Государственного архива Одесской области, Г. Ляйббрандт приезжал в Одессу минимум дважды – в 1928 и 1929 годах. Немецкий исследователь ездил по местам расселения немцев в Причерноморье, работал в архивах Николаева, Одессы и Херсона. Подобная работа была ему разрешена Центральным архивным управлением в Москве, органами государственной власти УССР, в поездках его сопровождали специально уполномоченные для этой цели сотрудники областного комитета партии и ГПУ. Естественно, видя такое внимание к своей персоне и работе, Георг Ляйббрандт при всем желании не мог бы осуществлять какой-либо противоправной деятельности.

Во время работы Ляйббрандта в Одесском историческом архиве ему помогал ученый архивист областного архива А.А. Рябинин-Скляревский. Александр Александрович считался одним из лучших архивных работников в Одессе, в совершенстве знал состав многих архивных фондов, а кроме того, владел немецким языком. Предполагаем, что участие А. Рябинина-Скляревского в архивных поисках немецкого гостя состояло в консультировании его в вопросах состава фондов архива, возможно, переводе на немецкий некоторых документов. Рябинин-Сляревский и Ляйббрандт поработали в Одесском архиве достаточно плодотворно, и по возвращению в Германию последний по материалам своих поездок сделал несколько научных докладов на конгрессах в Лейпциге и Берлине. Среди прочей информации научного характера, Ляйббрандт выразил высокую оценку достижений советской архивной системы, а также благодарность всем работавшим с ним сотрудникам советских архивов.

По истечении некоторого времени Ляйббрандт прислал Рябинину-Скляревскому журналы со своими опубликованными статьями и благодарственную открытку. Немецкий историк просил одесского коллегу рецензировать некоторые его труды по истории немецких колоний на Юге, и, по возможности, опубликовать эти рецензии в советских печатных изданиях. Александр Александрович, не имея оснований для отказа, написал достаточно благоприятную рецензию на одну из книг Г. Ляйббрандта, пропагандируя таким образом научные разработки последнего среди советских ученых. В 1930 г. данная рецензия была напечатана в журнале «Україна»органе социально-исторической секции Всеукраинской Академии наук. Насколько можно судить по архивным документам, на этом сотрудничество советского и немецкого историков и завершилось.

Однако, иначе думали сотрудники Одесского оперативного сектора ГПУ. Эти уважаемые специалисты в сфере политической безопасности арестовывали Александра Рябинина-Скляревского дважды. Первый раз, в 1931 г. он был задержан в связи с разработкой так называемого дела «Весна», по которому были осуждены тысячи офицеров бывшей русской императорской и Рабоче-Крестьянской Красной армий. Тогда, в феврале 1931 г., в своей автобиографии, приобщенной к следственному делу, Рябинин-Скляревский указывал факт сотрудничества с Г. Ляйббрандтом. Не считая себя виновным в каких либо порочащих связях, историк откровенно рассказал о своем участии в предприятии немецкого ученого и его результатах. На тот момент это не вызвало особого интереса следователей и прокурора, как, собственно и все другие «доказательства» контрреволюционной деятельности одесского историка. Через 10 месяцев Рябинин-Скляревский был освобожден из-под стражи, сначала под подписку о невыезде, а потом и ее аннулировали. Ученый был признан невиновным.

Кстати, нужно заметить, что пребывание под стражей чрезвычайно отрицательно сказалось на здоровье и настроении историка. Если до ареста он активно публиковал результаты своих исследований, то после выхода из тюрьмы этот аспект его работы сводится практически к нулю. На данный момент известна лишь одна печатная работа Рябинина-Скляревского того времени – статья «Одесский областной исторический архив» с обзором архивных фондов, опубликованная в 1936 г. на страницах журнала «Историк-марксист».

Однако следственная эпопея этим не закончилась. Второй раз Александра Александровича арестовали в 1937 г., в самый разгар политических репрессий в СССР. Как раз в это время в Одессе активно и плодотворно «раскручивалось» «Дело антисоветской немецкой организации преподавателей Одесского педагогического института», в ходе которого пострадали многие одесские представители немецкой интеллигенции. Одним из фигурантов этого дела был и Рябинин-Скляревский, хотя немцем и не являлся. И уж в этот-то раз знакомство и совместная работа с Ляйббрандтом стали одним из основных пунктов обвинения. Присланные немецким историком открытка и журналы были признаны перепиской с заграницей, эпизодические встречи на конференциях и заседаниях научных организаций с преподавателями немецкого отделения педагогического института – работой в немецкой контрреволюционной организации. Материалы дела 1931 г. снова были подняты, найдены подтверждения национализма и контрреволюционности идейных убеждений историка. Учитывая предыдущий арест, приведенные выше «факты» сотрудничества с агентами империалистических государств стали достаточным основанием для осуждения. Александр Александрович Рябинин-Скляревский, как немецкий и польский шпион, был приговорен к 10 годам исправительных работ и сослан в лагерь на Урал.

По отрывочным данным известно, что умер одесский историк в 1942 г., «немецким шпионом» отбывая наказание.

Справедливость восторжествовала лишь в 1965 г., когда по заявлению сына историка, Юрия Александровича, дело Рябинина-Скляревского было пересмотрено, и приговор 1937 года отменен, а сам Александр Александрович оправдан.

Несмотря на типичный для того времени характер данной истории, нам она кажется достаточно показательным примером того, как человек, не совершавший противозаконных действий, мог быть объявлен кем угодно – националистом, немецким шпионом, вредителем, врагом народа – и отправлен в небытие. К сожалению, все это происходило в нашей стране, и пережитки этого еще чувствуются. Будем надеяться, что вспоминая об этих фактах, мы сможем предотвратить повторение подобных трагических событий.

Категорія: Мои статьи | Додав: МАДВІ (12.06.2009) | Автор: Володимир Бузейчук E W
Переглядів: 869 | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: