Новости СМИ2

Меню сайту

Форма входу

Статистика


Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Реклама
СТВОРИТИ САЙТ
одесские новости
український інтернет
Головна » Статті » Мои статьи

ЗАГАДКИ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВОМ»

Прошло более двухсот лет с тех пор, как любитель древностей граф А. И. Мусин-Пушкин, согласно официальной версии, обнаружил в архивах ярославского Преображенского монастыря великую поэму «Слово о полку Игоревом». Вокруг этого произведения по сей день происходят горячие научные споры историков и языковедов. Одним из камней преткновения стал маршрут русских войск и место злосчастной битвы с половцами. Свой ответ на этот вопрос, отличный от всех прежних версий, нашел луганский историк и краевед Владимир Подов.

Судьба «Слова...» полна тайн. Перевод поэмы на современный русский язык до сих пор нельзя считать бесспорным. В оригинальном тексте немало темных мест. Очень усложнило процесс перевода то, что слова в рукописи были написаны без пробелов, сливаясь в единую цепочку. Некоторые исследователи подвергают сомнению упоминание в лирическом зачине «Слова...» певца Бояна, и трактуют это имя не как одно слово, а как сочетание двух «бо Ян». Но это только один из примеров.

Казахский писатель Олжас Сулейменов, анализируя оригинальный текст, обнаружил в нем массу слов и выражений тюркского происхождения, что позволяло предположить в авторе если не половца, то человека, хорошо владевшего как русским, так и половецким языком, и написавшего поэму на своеобразном суржике. Автору этой версии в свое время здорово досталось от советских историков. Тем не менее, это предположение не лишено некоторого основания. Жители русских городов, близких к границе с половецкой степью, постоянно контактируя с кочевниками, вероятно, были неплохо знакомы с их языком.

Язык половцев был вторым родным для самого новгород-северского князя Игоря Святославовича, чья мать была половчанкой. И этот факт касается многих русских князей того времени, да и не только их.

Большинство историков сходятся в том мнении, что автора поэмы установить невозможно, хотя и не теряют надежды. Луганский поэт и исследователь «Слова о полку Игоревом» Леонид Стрельник утверждает, что, скорее всего, автором был сын Игоря Владимир, а историк Шарлемань приписал авторство самому Игорю.

Писатель Николай Ночовный отдает лавры авторства некоему Иосифу Погожину и его племяннику Даниилу Холмогорову. Погожин якобы был близким другом новгород-северского князя. Учитывая то, что исследователь в качестве источника информации использовал сомнительную личность – медиума из Новоайдара Олега-Александра Звездова, это больше походит на анекдот, чем на серьезную заявку на громкое открытие. Впрочем, наиболее простую версию – автором «Слова...» является сам граф Мусин-Пушкин – мы отбрасываем как чересчур смелую.

 

Где течет Каяла?

 

Теперь обратимся к маршруту полков Игоря. На сегодняшний день существует более 15 его версий. Великий российский историк Николай Карамзин склонялся к мысли, что местом битвы русских полков с половцами был район правого берега Дона, а легендарная река Каяла – ни что иное, как современный Кагальник в Ростовской области. Другой историк того времени, Василий Татищев, предполагал, что сражение произошло на левом берегу Северского Донца в районе рек Жеребец и Красная. Профессор В. Афанасьев и ростовский краевед В. Стеллецкий отстаивали гипотезу, указывающую на место боя около рек Быстрая и Белая Калитва. Однако, ни одна из версий не имеет под собой основательных доказательств.

А теперь предоставим слово Владимиру Подову: «Основная ошибка многих исследователей состояла в том, что они неправильно определяли границы половецкой степи, места основных кочевок и местоположение тюркских городов, упоминавшихся в русских летописях, – Шарукана, Балина и Сугрова. Предполагалось, что это район современных Изюма и Чугуева в Харьковской области. Я не вижу логики в этих утверждениях. Указываемый район находился на самой границе с русскими княжествами и маловероятно, что здесь, в опасном для кочевников месте, они стали бы строить города.

Логичнее было бы предположить, что центры половецких ханств находились в глубине степи — значительно южнее Изюма. Кочевое хозяйство половцев не предполагало заготовку кормов для скота, который у них питался исключительно подножным кормом. Харьковская область по характеру своего климата не подходит на роль места для зимних кочевок, а вот теплые степи Приазовья будто для этого и предназначены. Кроме того, не следует забывать, что географические условия левого берега Северского Донца очень неудобны для кочевания. Слева Донец вбирает в себя множество притоков, которые служили серьезным препятствием для громоздких половецких веж-кибиток, впрочем, как и сам Донец.

 Древнерусские источники определяют эту реку как границу половецкой степи. Основной район летних кочевок половцев — это правый берег, и находился он на линии, идущей от современного Донецка до места впадения Северского Донца в Дон. Зимой же кочевники отправлялись ближе к Азовскому морю. Все источники – «Слово...», Ипатьевская и Лаврентьевская летописи — говорят о том, что полки Игоря зашли далеко вглубь степных владений половцев. В поэме написано:

 

О, далеко залетел сокол,

избивая птиц, — к морю!

 

Именно в районе Азовского моря и следует искать истинное место битвы».

Анализируя данные об удачном походе русских на половцев в 1111 году, когда ими были взяты половецкие города, Владимир Подов пришел к выводу, что Шарукан, Сугров и Балин должны были находиться в верховьях рек Лугань и Белая. Этому есть косвенные подтверждения. На Белой сейчас стоит село Городище. Скорее всего, это далеко не случайный топоним, и тут свое слово должны сказать археологи. Плюс ко всему, в этом районе есть железорудные месторождения, где еще в XVІІІ веке были обнаружены древние плавильные горны половецких времен. Эти факты говорят о том, что основной центр донецкой группы половцев находился южнее, чем считалось ранее.

 

Ответ подсказала Сибирь

 

В 1995 г. в альманахе «Вопросы географии Сибири» вышла статья историка Галины Пелих, посвященная преданиям давнего сибирского рода Каяловых. Позже вышла в свет книга профессора Алексея Малолетко «Лукомория. Первая русская колония в Сибири». Результаты исследований томских ученых можно назвать по-настоящему сенсационными. Во-первых, сведения Каяловых говорят о том, что в XІІІ-XІV веках в донецких степях существовали отдельные русские поселения, хотя до сих пор считалось, что освоение этого края славянами началось значительно позже. Во-вторых, оказалось, что первые русские колонии в Сибири появились задолго до знаменитого похода Ермака Тимофеевича, завоевавшего Сибирское ханство во времена Ивана Грозного, а первыми поселенцами были выходцы с территории современного Донбасса, появившиеся здесь за два века до прихода казаков Ермака.

Все это стоит отдельного разговора, но нас интересует река Каяла, подозрительно созвучная фамилии старых сибиряков. Рассказы Каяловых, записанные Галиной Пелих, свидетельствуют о том, что река Каяла, на которой они жили до переселения в Сибирь, имела форму коромысла, то есть описывала дугу на местности. В переводе с тюркского «каяла» означает «скалистая». Таким образом, мы имеем в наличии, по крайней мере, два существенных географических признака.

Чтобы прояснить ситуацию, следует обратиться к другому топонимическому названию, упоминавшемуся в описаниях Игорева похода — реке Сюурлий, на которой состоялось первое столкновение русских с половецкими отрядами. Следовательно, место основной битвы должно находиться южнее этой реки, поскольку русские полки после боя стали преследовать кочевников, отступавших на юг. Слово «сюурлий» переводится как «источник воды» или «разлившаяся вода».

На современных картах найти что-либо подобное невозможно. И вот в московском центральном государственном архиве Владимиром Подовым была обнаружена географическая карта Бахмутского дистрикта (округа) времен Петра І. На ней нынешняя река Осиновая в Донецкой области обозначена как «Узи вода», что значит «разлившаяся вода».

А теперь обратим внимание на местность, находящуюся южнее летописного Сюурлия. Каяловы переселились в Сибирь с реки Самары, следуя путями торговцев пушниной. Но до того, как они нашли пристанище на этом притоке Днепра, их семейство владело землями, находящимися южнее на расстоянии однодневного конного перехода, что составляет 70-80 км. Если взглянуть на карту, то это будет район Приазовья. С Приазовской возвышенности в море около Мариуполя стекают три реки: Кальмиус, Калка и Кальчик.

Из этих трех рек вышеназванные географические признаки имеет Калка. На ней есть и скалистые берега, и на местности она описывает дугу, как указали сибиряки Каяловы. Интересно, что донецкую топонимику Каяловы перенесли вслед за собой в Сибирь. Приток Оби Пыжину они называли Каялой, а Чижалку нарекли рекой Тор. Река с таким названием есть в Донецкой области до сих пор.

 

Естественная западня

 

Известно, что практически у всех кочевников — не только у половцев — излюбленной тактикой боя было заманивание противника в глубину степи, ложное отступление и неожиданное нападение. Еще греки называли это «скифской войной». Благодаря такой тактике причерноморские скифы не дали завоевать себя персидскому царю Дарию. В сражении с войсками Игоря половцы избрали именно эту тактику, умело используя особенности местности. Впрочем, использовали не только они. На Калке-Каяле состоялось первое столкновение русских в союзе с половцами с монгольскими отрядами.

Арабский историк Ибн-Эль-Асир свидетельствует: «...у русских и кыпчаков появилось желание напасть на татар, полагая, что те отступили из-за страха перед ними и по бессилию сразиться с ними, и они стали усердно преследовать их. Татары не переставали отступать, а те гнались по следам 12 дней. Но потом татары обратились на русских и кыпчаков, которые заметили их только тогда, когда уже наткнулись на них». В этой же местности золотоордынский хан Токта разбил мятежного темника Ногая. Подобные совпадения, видимо, неслучайны и этому есть свое объяснение.

Сливаясь, Калка и Кальчик образуют на местности фигуру, напоминающую рогатину.

Если в это место попали полки Игоря, то получается, что русские войска с трех сторон оказались ограничены руслами рек, а с севера их в этой ловушке блокировали половецкие отряды, лишив всякой возможности для маневра, тогда как кочевники в этом отношении получали большой выигрыш. «Видевшие ратнии, устремишася на не и притиснуша их к воде», — говорится в Лаврентьевской летописи. Нужно также отметить, что русская конница того времени значительно проигрывала по мобильности половецкой. В русском войске ценились не быстрые и подвижные лошади, а мощные и тихоходные. Все это в совокупности привело к тому, что полки Игоря были разбиты, а сам он оказался в плену.

В ближайшее время луганский историк собирается посетить эти места. Для того, чтобы основательно подтвердить версию Владимира Подова, необходимо провести археологические изыскания в указанном районе. Вдруг земля еще хранит следы знаменитой битвы?



Джерело: http://Полігон: Військова історія. Вип. 3. - Одеса, 2010. - С. 6-9.
Категорія: Мои статьи | Додав: voliab77 (22.03.2010) | Автор: А. Нефедов
Переглядів: 2926 | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: